РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 28)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 28

Римский бизнес со временем тоже достиг столь же филигранно­го искусства делать деньги. Это продемонстрировал тот же Гай Веррес. Но и в ходе Пунических войн предприниматели изрядно работали головой. Будучи на краю гибели во время нашествия Ган­нибала, римское государство старалось использовать все имею­щиеся ресурсы и не раз обращалось к частным средствам своих граждан. Сенаторы, например, безвозмездно вносили в государст­венную казну свои средства, их жены отдавали Республике люби­мые украшения и прочие предметы роскоши. Но подобные сума­сбродства аристократии были чужды деловому духу торговцев и других профессиональных предпринимателей. Они брали у нищего государства подряды в долг под хорошие проценты и благодаря этому, надо признать, становились патриотами, ибо были лично заинтересованы в победеродного Отечества. Рим победил и сполна расчелся с долгами. Особенно преуспели при этом, как всегда, са­мые ловкие, например, те, кто нагружал рухлядью старые посуди­ны и топил их в море, чтобы теперь, после победы, получить компенсацию ущерба за трагическую гибель от пунийских боевых ко­раблей якобы первоклассных судов с дорогостоящими товарами. Высоких результатов добились и те деловые люди, которые с вол­чьей настойчивостью крались за легионами, сопровождая их в дальних походах по всему свету. После сражений они скупали по дешевке добычу у отягченных поклажей воинов и затем втридорога продавали ее в Италии, в конечном итоге семьям тех же самых воинов. Но и тут наибольшего успеха добивались те, кто умудрялся перепродажу скарба дополнить торговлей людьми, скажем, прода­жей в рабство беззащитный детей погибших героев. В стихийном бизнесотборе побеждали именно последние. Они и задавали тон, являлись ориентирами для молодежи.

В эпоху образования провинций самым доходным делом стали откупа. Увидев своими глазами злоупотребления в Испании и Аф­рике коррумпированных карфагенских чиновников, римляне отка­зались от создания подобного института для сбора налогов с про­винций. Государство просто продавало свое право на получение подати коллегиям бизнесменов. Заплатив цензору в храме Сатурна на Капитолии оговоренную сумму, откупщики отправлялись в про­винцию и действовали там по своему усмотрению. Законы наживы, сущность которых состоит в извлечении максимальной прибыли, а также жесточайшая конкуренция требовали от бизнесменов изо­бретательности, жесткости и настойчивости. Поэтому очень скоро слово «откупщик» (мытарь) стало самым страшным в Средиземно­морье. Но это - всего лишь для простонародья, зато откупщики тайно финансировали сенаторов, и те создавали им надежное при­крытие в столице. В те времена римлянами еще владела иллюзия о честном богатстве, о добродетельном предпринимательстве. Такие мнения являлись отголосками крестьянской доблести, в поте лица добывающей хлеб. Однако беспристрастный отбор в виде суровой конкуренции безжалостно изживал всяческие проявления щепе­тильности и благородных порывов. Государство еще долго проти­вилось нашествию разнузданного бизнеса, однако отступало шаг за шагом. Римское право есть римское право, оно неумолимо к пре­ступникам. Но реализуется это право через людей, и этих конкрет­ных людей можно подкупить или запутать. Дельцы очень скоро смекнули, как им быть, и стали действовать еще энергичнее (пом­ните Верресово: «Во второй год я воровал для судей»?) Поэтому Цицерон говорил, что судьи превратились в соучастников преступ­лений, а Катон Старший констатировал: «Мелкие воры сидят в тюрьме, а крупные - ходят в золоте и парче».